08.07.2015 16:36

К истории взаимоотношений Сергея Есенина и Анны Берзинь

Среди множества лиц, упоминаемых в именном указателе к собранию стихов Есенина http://philosofiya.ru, неоднократно встречается имя Анны Абрамовны Берзинь (1897—1961). В двадцатые годы она исполняла обязанности редактора отдела крестьянской литературы Госиздата, где часто бывал Есенин, однако ее отношения с поэтом не замыкались рамками сугубо деловых. Свидетельством этому являются девять сохранившихся писем Есенина к Берзинь, сердечный тон которых свидетельствует не только о душевной раскованности автора в данный момент, но и высокой степени доверия к своему адресату.

«Милая, хорошая, добрая», «дорогая, незабываемая»...

Далеко не всем своим даже очень близким знакомым расточал такие теплые слова «обреченный на гоненье» чиновниками от литературы златоглавый певец, защитник уничтожаемой Руси.

«...был бы страшно рад видеть Вас»,— заверяет Есенин в письме от 4 апреля 1924 г. (первое из сохранившихся писем к Берзинь).

«Ты всегда была моим ангелом-хранителем» — констатирует поэт в письме к Берзинь 16 октября 1925 года. Автор употребляет глагол в прошедшем времени, как бы подводя некую черту под отношениями последних полутора лет, непростых ступеней от почтительного, но официального «Вы» до краткого дружеского «ты». Конечно, ни Есенин, ни Берзинь не предполагали, что этому письму волею судеб суждено будет стать последним, что нить дружеских отношений между ними будет оборвана отнюдь не банальной размолвкой, а трагической гибелью поэта.

«Вы ко мне были, как говорят, «черт-те что такое» - Люблю я Вас до Дьявола...»,— писал в одном из своих писем Есенин и добавлял с лукавой усмешкой: «...не верю Вам навеки еще больше».

Расхождения во взглядах на пути становления новой России и на отражение этих путей в литературе, разный круг общения и обитания — все это не только не разъединило, но со временем сблизило и подружило. Много лет спустя, вспоминая подробности первой встречи с поэтом, Анна Абрамовна признавалась: «В молодости люди обычно начинают дружить с первого слова, с первого знакомства, но я не могу этого сказать о наших дальнейших отношениях с Сергеем Александровичем. Много было таких моментов, которые мешали нам подружиться. Встречалась я в то время главным образом с военными — хоть фронт и перестал существовать, но спайка осталась.

О литературных соратниках Сергея Есенина http://philosofiya.ru написано немало. Что же касается литературных соратниц — их можно перечислить по пальцам: Галина Бениславская, Софья Толстая, Екатерина Есенина... Каждая из них, в меру своих сил и возможностей, помогала поэту в его издательских делах, сберегала его деловые бумаги и черновики произведений. И, конечно, не последнее место в этом ряду занимает имя Анны Абрамовны Берзинь, советы которой и дружеская поддержка были нужны поэту в его скитаниях:

«Буду очень рад, если Вы мне напишете...»

Не знаю, сохранились ли письма Берзинь к Есенину. Если сохранились, их было бы полезно систематизировать и опубликовать — так же, как и все сохранившиеся письма его оппонентов. Значение таких документов трудно переоценить. Что касается воспоминаний — они, как правило, пишутся по остывшим следам событий и чаще всего являются литературными произведениями, с элементами вымысла и домысла, реминисценциями, где вместо живых голосов звучат далекие, размытые временем отголоски.

Полагаю, что в этом смысле не безупречны и воспоминания Берзинь, написанные ею незадолго до смерти и значительно позднее опубликованные в журнале «Кубань». Тем не менее будем благодарны автору и за этот контурный след, запечатлевший историю давних отношений и многое Добавляющий в них для исследователя.

Автограф красными чернилами был сделан Есениным в день получения авторских экземпляров книги в помещении Литературно-художественного отдела Госиздата, где в связи с готовящимся собранием сочинений поэт часто бывал в последние месяцы своей жизни.

Дружеские отношения между Есениным и Берзинь давали возможность предполагать, что «Березовый ситец» — не единственная книга, подаренная ей поэтом.

Можете вообразить радость изыскателя, когда ему удалось обнаружить еще одну книгу, подаренную автором тому же лицу! Порыжевшими от времени чернилами на чистой странице книжного разворота третьего номера альманаха «Круг», где впервые был опубликован большой кусок из задуманной Есениным поэмы «Гуляй-поле» (здесь он обозначен как «Отрывок из поэмы») аккуратным есенинским почерком выведено четыре кратких строки:

Анне Абрамовне
Берзинь С уважением
Сергей Есенин.

Автограф хранится в частном собрании. К сожалению, он не датирован, но сделан, вероятнее всего, в день выхода — в апреле-мае 1925 г.

Никаких исправлений и добавлений автора в обнаруженном экземпляре нет.

Судьба Анны Абрамовны Берзинь, во многом типичная для судеб людей ее поколения, сложилась трагически. Арестованная в начале августа 1938 года по делу своего мужа, писателя и общественного деятеля Бруно Ясенского, она прошла через все ужасы советских лагерей и ссылок. Только восемнадцать лет спустя, тяжелобольная, она сумела, наконец, вернуться в Москву. Подробнее об этом рассказано в материале Ст. Куняева «Умоляю Вас о помощи...»